Письма сбитого летчика часть 2

Письма «сбитого летчика». После проверки. Часть II

Письма сбитого летчика часть 2

Сегодня в рубрике «Колумнисты Обрнадзора» мы публикуем второе письмо ректора Института практического востоковедения Андрея Львовича Федорина, который делится с коллегами своим опытом прохождения проверок Рособрнадзора. Первое письмо доступно по этой ссылке.

Письма «сбитого летчика». Письмо № 2. После проверки

Итак, проверка закончена, акт и протоколы подписаны, Вам уже не нужно ежедневно лицезреть милые лица Ваших гонителей, что само по себе уже очень хорошо. Но не расслабляйтесь, основная борьба только начинается. Наступает ключевой момент, и, если Вы допустите ошибку, Ваша судьба будет решена, и как бы Вы не действовали в будущем, Вы будете обречены на уничтожение.

Через 2–3 недели после завершения проверки Вам по почте придет предписание с очень коротким сроком исполнения.

Подчеркиваю, придет именно по почте. Если другие документы Рособрнадзор научился отправлять в копиях по Интернету, то с предписанием он так не поступит, чтобы еще больше затруднить Вашу работу. Как всегда, проиллюстрирую это на своем примере: проверку у нас закончили 7 ноября, предписание со сроком исполнения 15 января выписали 23 ноября, а в Институт оно было доставлено лишь 29 ноября, т.е. еще целую неделю, которую мы могли бы использовать для его исполнения, у нас отняли.

Предписание должно быть прочитано самым тщательным образом.

Если в нем содержатся выдуманные, мнимые нарушения или нарушения, которые физически невозможно устранить в отведенные для этого сроки, обязательно опротестовывайте это предписание в суде. Не сделав этого, Вы обрекаете себя на неминуемую гибель, поскольку потом  в суде Вам скажут: «Не опротестовали предписание, значит, согласились с ним и взяли обязательство его выполнить».

Вот пример из моей практики. В предписании нам указали, что некоторых преподавателей института мы назначили без проведения конкурса на замещение вакантных должностей. В соответствии с правилами за два месяца до начала проведения конкурса обязательно вывешивается соответствующее объявление. Если этого не сделать, конкурс считается недействительным. Совершенно очевидно, что между 29 ноября (и даже 23 ноября) и 15 января меньше, чем два месяца. Противник прекрасно об этом осведомлен, и готовит для Вас элементарную ловушку. Вы сделали все, от Вас зависящее, чтобы исправить упущение, исправили его где-то к середине февраля, но это уже никого не волнует: к 15 января оно еще оставалось, предписание вовремя не выполнено, пожалуйте в газовую камеру.

И еще один важный момент. Отчет об исполнении предписания должен быть сдан точно в тот день, который в нем указан, никакие объективные и субъективные обстоятельства в расчет не принимаются. Это чиновникам можно плевать на законы и нарушать любые указанные там сроки. Вам — нельзя. Опоздаете,  никто может даже и не читать ваш отчет, повод уже есть, газовая камера ждет Вас.

Впрочем, рассчитывать на то, что к Вашему отчету отнесутся объективно, не приходится. На этой стадии уже нет даже подобия экспертной оценки, которое наблюдается при проверке (с главным проверяющим обычно приходят представительницы других вузов, как правило, самых «помойных»; они почему-то панически боятся своего «начальника», делают все, что он велит, но хотя бы видимость приличий соблюдается).

Проверять будет специалист по продаже автомобилей собственной персоной. И если даже расставленные им ловушки не сработают, он, имея четкое указание «уничтожить любой ценой», напишет в новом протоколе заведомую чушь, отправит его  в суд, который конечно же определит, что это чушь, но выпишет ректору штраф за срыв сроков исполнения предписания, и добро пожаловать в ад. Так что обычными способами выбраться из этой ситуации невозможно, что бы Вы в отчете ни написали. Нужны нестандартные действия. А именно, сразу после подписания отчета об исполнении предписания, немедленно увольняйте ректора с работы, причем с формулировкой «за неисполнение предписания государственных органов власти». Это несложно сделать в негосударственном вузе, и здорово Вам поможет. Почему? Напишу чуть ниже. Снимут предписание — ректор может вернуться на свое место.

Параллельно с подготовкой отчета по предписанию Вас ждет процедура судебных процессов по выписанным Вам ранее протоколам об административных правонарушениях. Количество судов обычно равно количеству протоколов. Отнеситесь к этому делу максимально серьезно и внимательно, поскольку правильное поведение в ходе слушаний может Вам серьезно помочь. На услуги адвокатов особо не надейтесь. Практика судебных дел по образовательным вопросам существует совсем недавно, фактически один год. Юристов, действительно хорошо разбирающихся в этих вопросах, еще нет. За дела они берутся охотно, но, как правило, чтобы поучиться на собственных ошибках и приобрести соответствующий опыт. Кроме того, личное участие ректора в судебном процессе обычно производит на суд очень благоприятное впечатление и способствует достижению хотя бы мелких, но побед.

Впрочем, надеяться на то, что Вы (вернее, Ваш вуз) выиграет дело, не приходится. Тем не менее, руки опускать не надо, следует сражаться по каждому пункту, требовать, чтобы все, что только можно, было оспорено и занесено в судебное решение. По всем этим пунктам противник не сможет более предъявлять к Вам претензий и будет вынужден удалить их из предписания. И еще. Максимально затрудните жизнь Вашим преследователям. Они уверены в своей безоговорочной победе, поэтому на судебные заседания, как правило, не ходят. Ваше право отказаться от рассмотрения дела, если на нем отсутствует представитель истца, и этим правом надо активно пользоваться. Да, безусловно, это вызовет ярость со стороны врага, но это даже хорошо: выведенный из себя человек склонен ошибаться. А исходить всегда следует из того, что хуже Вам все равно не будет. Полезно также самому не явиться в суд под благовидным предлогом, если Вы точно знаете, что истец все-таки придет. А там, глядишь, и срок давности пройдет.

Но вот отчет по предписанию составлен и отправлен, суды все состоялись, штрафы все выплачены, ректор уволен. Что будет дальше?

По регламенту работы Рособрнадзора его сотрудники обязаны рассмотреть отчет по предписанию в течение 16 рабочих дней. Если Вы не проходили «образовательный аудит», то надежды на то, что это будет сделано, нет никакой. В этой связи очень полезным будет, где-то через месяц после подачи отчета, написать заявление в прокуратуру о нарушении закона со стороны этой службы и подать иск в суд, чтобы оспорить ее бездействие и обязать выполнять имеющиеся у нее обязанности. Повторяю, хуже все равно не будет. Им придется что-то отвечать, что-то врать, придумывать, нервничать. Никого, безусловно, не накажут, но вполне может родиться идея отстать от Вас, как слишком противного и склочного, заменив в газовой камере кем-то менее строптивым.

Пройдет еще один месяц, и настанет тот сладостный миг, когда срок давности по предписанию, выданному Вашему вузу, пройдет, и юридическое лицо нельзя будет более привлекать к ответственности за отмеченные в нем недостатки. То есть, по идее, предписание должно считаться по умолчанию выполненным. Можно было бы возрадоваться (что мы, к нашему несчастью, и сделали). Но не тут-то было. В удобное для себя время Рособрнадзор неожиданно вызовет ректора Вашего института и предложит подписать протокол о правонарушении, совершенном лично им: эта ответственность предусмотрена уже совсем другим законом, соответствующая статья предусматривает дисквалификацию должностного лица, поэтому срок давности по ней уже не два месяца, а целый год.

Вновь проиллюстрирую это на своем печальном опыте. Проверка у нас закончилась 7 ноября, предписание было датировано 23 ноября, отчет мы отправили 17 января, а протокол об административном правонарушении был мне предъявлен аж 27 июня, т.е. практически через полгода после предъявления претензий, когда мы уже и думать забыли об этом предписании, более того, успешно прошли государственную аккредитацию, в ходе которой все недостатки, отмеченные в предписании, были проверены двумя профессорами, докторами наук, один из которых к тому же был проректором крупного государственного университета, расположенного за пределами Москвы. Совершенно очевидно, что в таких условиях составление протокола о правонарушении не имело никакого отношения к оценке деятельности института. Это — целенаправленная и изощренная попытка уничтожить его любыми способами.

Суд, рассмотрев дело, констатировал, что предписание на момент предъявления протокола об административном правонарушении мы выполнили, сделал соответствующую запись в судебном решении, но оштрафовал ректора на 1000 рублей за то, что отчет был сдан не 15, а 17 января. Тем не менее, этот документ стал основой для приостановления действия нашей лицензии, а еще раньше, до суда, по решению, принятому лично продавцом автомобилей, нам был запрещен прием.

Как Вы видите, противостоять подобным наездам бедному, маленькому, ни в чем не повинному вузу традиционными законными методами фактически невозможно. Но Вы уже были мною предупреждены о том, что произойдет. Ректор у вас уволен (т.е. добровольно дисквалифицирован самим вузом), уволен именно за неисполнение предписания, поэтому никаких более претензий ему предъявить нельзя, вновь назначенный ректор ничего не подписывал, поэтому и он ни в чем не виноват. А дело о неисполнении предписания юридическим лицом в связи с истечением срока давности возбудить тоже уже нельзя. Возможно, Рособрнадзор от Вас все равно не отстанет, однако ему придется либо придумать что-то новое (а у них это плохо получается), либо всю свою работу начинать сначала, а у Вас уже будет опыт и силы сражаться.

Вообще-то я запланировал написать только два письма, но, заново перечитав их, неожиданно задумался: как же так получилось, что в наших образовании и науке вся власть вдруг оказалась в руках малообразованных, явно некомпетентных людей, неспособных отличить плохой вуз от хорошего, нагло нарушающих федеральные законы, совершенно очевидно, использующих коррупционные схемы, откровенно разрушающих все хорошее, что еще сохранилось? Почему мы, люди, отдавшие свои лучшие годы этим сферам, добившиеся заслуженных и признанных всеми достижений, академики, доктора наук, профессора должны смиренно терпеть все то, что творят эти недоумки с прямыми челками?  Неужели высокие зарплаты и теплые места, заставят нас ради их сохранения бесконечно идти на компромиссы и  уступки, безучастно наблюдая, как планомерно и последовательно уничтожается все то, что для нас так свято и дорого? И вообще, что делать ученым и педагогам в сложившейся экстремальной ситуации? Я не претендую на то, чтобы высказывать истины в последней инстанции, но мне очень хотелось бы поделиться своими соображениями с нормальными людьми и выслушать их мнение. Поэтому я постараюсь написать еще и третье письмо, назвав его «Кто виноват и Что делать».

С уважением,

Ректор Негосударственного образовательного учреждения
высшего профессионального образования
«Институт практического востоковедения»,
доктор исторических наук
А.Л.Федорин
29 сентября 2014 года

Письма «сбитого летчика». После проверки. Часть II was last modified: Январь 12th, 2015 by Движение Обрнадзор
Опубликовано в Колумнисты Обрнадзора и отмечено , , , , , , , , .